Как бизнес воспринимает Индустрию 4.0

Как бизнес воспринимает Индустрию 4.0

Эксклюзивное интервью директора Представительства компании «Коммуникации» в Казахстане.

Деловой еженедельник «Капитал.kz»

11.04.2018

«В Казахстане понятие Индустрии 4.0 нужно рассматривать в комплексе, иначе мы получим фрагментированное развитие. Это нужно понимать и бизнесу, и государству», — с Сабитом Сухановым, руководителем компании «Communications Kazakhstan», занимающейся внедрением цифровых коммуникационных систем, мы говорим о том, что такое Индустрия 4.0 и как ее понимают в Казахстане. Он отмечает, что у нас понятия цифровизации и Индустрии 4.0 зачастую воспринимаются тождественно. «Но цифровые технологии становятся ключевым драйвером тогда, когда остальные составляющие развиты, когда, например, производство уже автоматизировано, существует базовая инфраструктура, высокая загрузка производства — на 80−100%. Тогда, конечно, можно говорить о том, что цифровизация — новый драйвер развития промышленности», — отмечает спикер. Деловому еженедельнику «Капитал.kz» Сабит Суханов рассказал о том, что робот роботу — рознь, как бизнес воспринимает то, что четвертая промышленная революция идет со стороны государства, и будет ли телекоммуникационным компаниям интересно работать с предприятиями в этом направлении.

 

— Сабит, многие представители производств не понимают суть цифровизации, считают, что это автоматизация производства. Вы согласны, что именно с этого — с непонимания, — и начинаются все проблемы с Индустрией 4.0?

 

 — Абсолютно согласен. Мы встречались с разными предприятиями. Среди них были и те, кто озабочен этой темой, видит тренд и понимает, что элементы Индустрии 4.0 уже начинают менять не только суть производства, но и рынки и потребителей. Такие предприятия осознают: не использовать эти технологии означает потерять конкурентные преимущества. Но есть, конечно, и такие предприятия, которые отодвигают на второй план эти технологии. Однако винить их нельзя, потому что сама тема четвертой промышленной революции нова не только для развивающихся стран — Казахстана, России, но и для развитых — Германии, США, Японии, Южной Кореи. Там тоже изучают эту тему и вырабатывают для себя само понятие Индустрии 4.0 и того, какие меры нужно принимать, чтобы произошла трансформация.    

     

— В чем же тогда смысл Индустрии 4.0?

 

 — Индустрия 4.0 — это не что иное, как передовая конкурентоспособная промышленность. Составляющие ее — не только цифровые технологии, это лишь фрагмент. Цифровые технологии, конечно, важны, но для Казахстана это не самое главное.

 Я бы выделил связку четырех ключевых компонентов, необходимых для успешного становления Индустрии 4.0 в Казахстане.

Первый компонент — физические процессы, само производство, использование передового оборудования и т. д. Если мы хотим двигаться в сторону Индустрии 4.0, мы должны иметь автоматизированное производство, которое достигло определенного уровня загрузки, где уже используются цифровые технологии — ERP-системы, например. Где уже есть такое оборудование, которым можно управлять с помощью цифровых технологий (например, станки с цифровым программным управлением). В Казахстане проблема в том, что многие предприятия, в основном в обрабатывающей промышленности, недозагружены — работают на 40%, 50%. А Индустрия 4.0 базируется в основном на обрабатывающей промышленности — по крайней мере, в тех странах, которые об этом заявляют.

Второй компонент — инновационное поведение, менталитет, стремление к эффективности, восприимчивость новизны и изменений. Это когда у предпринимателя, сотрудников предприятий установка «не идешь инновационным путем — не проживешь». Эти качества можно оценить по тому, как бизнес обращается, например, к бережливому производству(LEAN), управлению цепочками поставок (SCM), кайдзен, проведению НИОКР и т. д.

Третий компонент — должная экосистема, где ключевыми составляющими является физическая и инфокоммуникационная инфраструктура. Индустрия 4.0 не может развиваться на отдельных предприятиях. Только в экосистеме. При этом физическая инфраструктура, помимо интегрированности с инфокоммуникациями, должна быть сама по себе высококачественной. Например, запускают беспилотный грузовой транспорт. Предположим, что государство создало сеть 5G, но дороги не пригодны для «традиционного» транспорта — никакой беспилотник не справится.

Четвертый компонент — непосредственно сами цифровые технологии. Но их тоже нужно различать. Какие-то появились 20−30 лет назад, в Казахстане они на разных стадиях эксплуатации или внедрения. И есть передовые цифровые технологии, которые относятся непосредственно к поколению 4.0, они, например, связаны с нейросетями, искусственным интеллектом, большими данными и т. д. И первые, и вторые так или иначе ведут к Индустрии 4.0, но четкое понимание сути и разделения необходимо с точки зрения мер по их развитию, поскольку они принципиально разные. Нужно понимать, что у этих технологий различная основа. Более того, передовые цифровые технологии 4.0 не всегда сами готовы к внедрению. Например, согласно прогнозам международных консалтинговых агентств, технологиям, связанным с искусственным интеллектом, потребуется не менее 5−10 лет до достижения коммерческой целесообразности и, соответственно, массового внедрения. В целом нужна связка этих четырех компонентов. Если хотя бы один из компонентов окажется недоразвитым, он начнет сдерживать все остальные. По отдельности они, конечно, приведут к определенному развитию, но это будет не Индустрия 4.0. Например, если мы можем инвестировать большие деньги в цифровые технологии, но кадры не готовы к работе, то все будет блокироваться на уровне специалистов на производстве, даже если топ-менеджмент стремится к Индустрии 4.0. Осуществленные инвестиции будут неэффективными.

 

— В Казахстане нужно сначала проходить этап автоматизации?

 

— Нужно параллельно эти компоненты «подтягивать» — и физические процессы, и цифровые технологии, и повышать мотивацию к инновациям, и с экосистемой решать вопросы.

 

— То, что цифровизация у нас «идет» со стороны государства, а не со стороны бизнеса — это правильный путь?

 

— Есть разные модели. В США бизнес — и крупный, и средний, и малый — развит настолько, что он сам говорит о необходимости перехода к Индустрии 4.0, это беспрецедентное влияние частного сектора на государственную политику. В Германии же другой подход — само правительство призывает бизнес двигаться в сторону Индустрии 4.0, хотя крупный бизнес там тоже очень развит и тоже «подталкивает» государство. В Китае — тоже месседж от государства, там принимают госпрограммы, бизнес подхватывает. В Казахстане то, что вопрос решается на уровне государства, придает импульс развитию этого направления.

 

— Как вы оцениваете готовность казахстанских предприятий к внедрению элементов Индустрии 4.0?

 

 — В прошлом году Министерство по инвестициям и развитию РК и Казахстанский институт развития индустрии совместно с международными экспертами проводили специальные исследования на предмет готовности наших предприятий к внедрению элементов Индустрии 4.0. Результаты таковы: в обрабатывающем секторе (продукты питания, металлургия, машиностроение и пр.) порядка 80% предприятий можно отнести к Индустрии 2.0, это полуавтоматизированные производства. Только около 3% компаний этого сектора можно отнести к Индустрии 3.0, они характеризуются высоким уровнем автоматизации, им уже будет легче сделать следующий шаг — к Индустрии 4.0. Это говорит о том, что еще много нужно сделать для того, чтобы вывести промышленность на передовой уровень, и это связано не только с технологиями, но и с рынками. Если будут рынки, будет развиваться экспорт, бизнес начнет «подтягиваться» к автоматизированным системам, к внедрению технологий поколения 4.0.

Также проводился анализ готовности горнорудного сектора (добыча металлических руд). Там ситуация лучше: около 60% предприятий можно отнести к Индустрии 2.0, и порядка 20% - Индустрии 3.0, где используются современные программы и оборудование, беспроводные коммуникации и т. д. Это объясняется тем, что ГМК как раз представлен крупными горнорудными предприятиями с большой выручкой и экспортом, естественно, им легче направлять инвестиции в современные технологии.

 

— Могли бы выделить какую-то конкретную сферу бизнеса, представители которой наиболее близки к цифровизации?

 

— Если говорить о готовности с точки зрения производственных процессов, то, я думаю, фармацевтические предприятия среди первых могут переходить на элементы Индустрии 4.0: они уже хорошо автоматизированы, потому что работают по международным стандартам, они вынуждены работать по передовым стандартам и технологиям. Но опять же, переход к новому технологическому укладу не от одного бизнеса зависит. Нужна совокупность условий.

 

— Вы часто упоминаете слово «экспорт». Компании, ориентированные на внешние рынки, имеют больше возможностей в плане использования элементов Индустрии 4.0?

 

— Смотря какое производство. Бывают предприятия, ориентированные на внутренний рынок, и они загружены на 100% - у них нет проблем с технологическим совершенствованием. Но, бывает, предприятие работает на внутренний рынок и загружено наполовину — маловероятно, что оно будет сейчас думать о технологиях Индустрии 4.0.

 

— По вашим оценкам, есть в Казахстане предприятия, уже сейчас готовые к скорейшему внедрению элементов нового технологического уклада?

 

— Опять же, смотря что мы понимаем под Индустрией 4.0. Если традиционные цифровые технологии — систему мониторинга производства, систему сбора данных вдоль цепочки добавленной стоимости, то можно говорить о скорейшем внедрении. Проекты с внедрением таких элементов могут появиться в течение года — трех лет, сколько длится инвестиционный период.

 С точки зрения более сложных технологий — искусственного интеллекта, нейросетей, дополненной реальности и пр., то сроки их внедрения могут доходить до 5−10 лет. Это связано также с тем, что в мире должно начаться массовое внедрение таких технологий. И наши предприятия должны быть готовы по базовым вещам — продажам, загрузке производства и пр.

 

— В чем вообще интерес бизнеса внедрять элементы Индустрии 4.0? Вы как-то говорили, что бизнес — и в Казахстане, и за рубежом — не всегда четко видит экономическую выгоду от внедрения элементов Индустрии 4.0. Почему?

 

 — Интерес бизнеса — это, в первую очередь, повышение своей конкурентоспособности за счет увеличения доходности, эффективности, промышленной безопасности и т. д.Но экономические выгоды индивидуальны и зависят от специфики деятельности предприятия. В Германии, например, на конкретных производствах посчитали, что от внедрения передовых технологий расходы снижаются на 10−20%, могут доходить до 50%. Но это зависит от комплексности внедряемых решений. У кого-то эффект может быть минимальным, или, скажем, вырастет производительность труда на 10−15%. У кого-то бизнес-модель может измениться кардинально, и компания может выйти на высокотехнологичные услуги как дополнительный бизнес к основной деятельности.

 

— Вы могли бы привести пример эффектов, которые могут принести новые технологии?

 

— Хорошим примером является повышение промышленной безопасности за счет внедрения элементов Индустрии 4.0, для Казахстана очень актуальная тема, у нас очень высокий уровень травматизма и смертности на производстве. Цифровые технологии могут значительно улучшить ситуацию с охраной труда. Например, технологии, которые мы внедряем, — цифровые системы громкоговорящей связи, оперативно-технологической связи, громкого оповещения на промышленных объектах. Во-первых, система самодиагностируется, оповещает, если какой-то компонент вышел из строя или отключен, фиксирует несанкционированные действия персонала и сообщает для принятия соответствующих мер. Во-вторых, в связи с тем, что это цифровые системы, они успешно интегрируются с другими системами — пожарной сигнализацией, системой контроля и управлением доступа и т. д. Когда происходит чрезвычайная ситуация, срабатывает сигнализация и в автоматическом режиме включается вся система оповещения, автоматически открываются двери, включаются сигнальные устройства, поступают сообщения в различные службы (пожарную, скорую помощь и пр.). То есть человеческий фактор минимизируется.

В промышленных условиях, на предприятиях чрезвычайные ситуации могут происходить очень часто, промышленная безопасность — это первый эффект, который можно получить, внедряя элементы Индустрии 4.0.

Экономические эффекты достигаются индивидуально. Но опять же это для предприятий, которые достигли определенного уровня производительности труда, загрузки, имеют определенное передовое оборудование.

 

— Как государство будет «объяснять» предприятиям экономические выгоды?

 

— В этом году предлагается в качестве одной из мер — реализация пилотных проектов Индустрии 4.0 на нескольких предприятиях из разных отраслей. Смысл в том, чтобы на конкретных предприятиях посмотреть, какие элементы четвертой промышленной революции будут целесообразными и эффективными. На выбранные предприятия приедут специалисты из международного института, они будут изучать технологические процессы, стратегию — что можно улучшить с помощью элементов Индустрии 4.0 на каждом конкретном предприятии, и каким будет эффект от этих технологий.

 

— По идее такой аудит необходим каждому предприятию перед внедрением элементов Индустрии 4.0. Это затраты. Может быть, бизнес в этом видит препятствия?

 

— Конечно, это затраты. Никому не хочется вкладывать деньги в то, что непонятно. Поэтому финансирование международного технического консультанта, который будет привлечен для пилотных проектов, идет со стороны государства. Сейчас идет работа по созданию системы стимулов. Помимо существующей государственной поддержки — кредитов, грантов, инструментов возмещения затрат, будут разрабатываться дополнительные специальные меры, имеющие целевое назначение, для внедрения цифровых технологий. Но и сегодня ничто не препятствует тому, чтобы бизнес брал, например, кредиты на эти цели.

 

— Интернет — основа Индустрии 4.0, но он доступен не по всему Казахстану. Будет ли интересно (выгодно) частным телеком-компаниям проводить интернет, например, к какому-то месторождению?

 

— Интернет — это один из компонентов четвертой промышленной революции. Очень важная составляющая, но не основа. Основу Индустрии 4.0 в Казахстане составляет связка тех четырех компонентов, о которых я говорил. Но если говорить сейчас об интернете как об одном из подкомпонентов Индустрии 4.0, то, конечно, нужен высокоскоростной. Многие предприятия удалены от областных центров, часто у них вообще нет доступа к интернету. Нужно понимать, что страна большая и промышленные объекты разбросаны по всей территории. Проблему покрытия интернетом надо решать. Будут ли это делать частные телекоммуникационные компании — достаточно сложный вопрос. Телеком-компании зависят от числа потенциальных клиентов сети. Ради одного предприятия прокладывать оптоволокно, скорее всего, никто не будет. Другое дело — если это будет совокупность предприятий.

В программе «Цифровой Казахстан» обеспечение интернетом прописано как одна из мер стимулирования Индустрии 4.0. Но как это будет делаться? Силами одной телекоммуникационной компании, государственной, или в партнерстве с частными компаниями по линии ГЧП — этот вопрос сейчас прорабатывается.

 

 

https://kapital.kz/expert/68091/kak-biznes-vosprinimaet-industriyu-4-0.html

 

×

Помогите нам сделать наш сервис ещё лучше.
Укажите свой род деятельности.

×
Ваше имя
Ваш эл.адрес